Мнение,  Мода и Культура

Кто такие хайпбисты, и что думают психологи о современной молодежи

Кто все эти ребята, которые отмечают на снимках концептуальный магазин КМ20 в Instagram и фотографируются на его фоне, облачившись в одежду в стиле оверсайз? Со стороны смотрится очень странно и не особо понятно. Все мимо проходящие женщины и мужчины  в пожилом возрасте точно разочаровались бы в этом стиле. Но если копнуть чуть глубже, то можно обнаружить, что у всего неясного есть простое объяснение. Все странные позы, внезапный порыв страсти к Рубчинскому и улице Кузнецкий мост стали простым результатом нового течения под названием «hypebeast». Для уточнения: «хайпбист» — тот, кто «одержим хайпом (ажиотажем — прим. ред.) в моде и будет делать всё, чтобы получить желаемый хайп». Столицей данного движения является Гонконг, а основателем Кевин Ма.

Hypebeast — это еще и интернет — медиа, которая возвела в культ уникальность вещей. Благодаря Hypebeast современная молодежь поменяла свое понимание ценностей. Теперь статус измеряется не позицией, которую ты занимаешь на работе, не машиной и даже не покупкой нового Iphone (пожалуй, этим уже совсем никого не поразить), а главным предметом оценки в кругу молодых становится вовсе неприметный на первый взгляд элемент нашего гардероба — кроссовки. Цена на некоторые редкие модели на перепродаже может быть запредельной. Главной целью и показателем максимальной «топовости» являются предметы из коллекций марок Supreme, Gucci, Stone Island, Louis Vuitton (бренд стал «хайповым» после последней нашумевшей коллаборации с Supreme), Undercover, 424, Off-White, Yeezy Adidas, Nike, Reebok и многие другие. Главный признак «хайповых» вещей — специфичность и необычность объекта одеяния, минимальное количество наличия у других. Вдобавок ко всему Hypebeast —  это неплохая платформа для бизнеса не только для Кевина, но и для поклонников его движения. Resale начал активнее процветать вместе с хайпбистингом. Resale — это слово из английского языка: «sale» обозначает «продажа», а приставка  «re»  говорит о том , что действие выполнялось неоднократно. Сложно представить, какую сумму молодые люди готовы отдать за простую (для тех, кто «ничего не понимает») толстовку.

Здесь невольно возникает вопрос: журнал начал работу в 2005, но почему же громкий разговор о «хайпбистах» начался именно сейчас? Последние 2-3 года ознаменовались апогеем этого движения, которое все больше распространяется за пределами своей «родины». Волну подхватили и в Москве, и в Нью-Йорке с Лос-Анджелесом, весь мир старается скинуть фото в крутых кроссах с вытянутой ногой и рукой, которая слегка прикрывает лицо. Пожалуй, одной из причин стала доступность моды и возможность влиться в нее. Многие it-girls (знаменитые и популярные девушки — прим.ред.) из социальных сетей стали лицами модных домов, они еще и снимаются для обложек мирового глянца; в модельной индустрии работу теперь можно получить через Instagram по большей части, скауты сами выходят на моделей и предлагают им работу. Некоторые модные дома, например, Thakoon NY, находят представительниц своих новых коллекций на конкурсной основе через тот же самый Instagram. На некоторые показы можно пройти с бейджем блогера, учитывая, что сейчас социальные сети переполнены аккаунтами, сфера деятельности которых указана как  «блогерство».

Доступность имеет и свои негативные стороны. Из-за возможности стать частичкой когда-то закрытого и привилегированного модного мира многие люди элементарно начинают гнаться за брендом и именем. Хотя первоначальное назначения моды — это привнесение чего-то необычного, инновационного в гардеробы обывателей, и в конце концов, люксовые дома моды заполучили этот статус благодаря тому, что они создали что-то новое, востребованное, то, что заставило о них говорить. Возвращаясь к теме хайпа, нельзя не подчеркнуть тот факт,что нынешняя молодежь гонится именно за лейблом, при чем вовсе не вспоминая, что за принтом с Кейт Мосс или надписью по типу «Anti Social Social Сlub» и ограниченным тиражом имеется скрытый смысл. Сегодня вся суть состоит в позерстве или очередном посте в Instagram, где автор с ухмылкой на лице отвечает на комментарии «любимых и дорогих» подписчиков. Хайп желает внимания для угождения собственного эго и поднятия самооценки.

Хочется еще упомянуть, что хайп поднимается не только вокруг вещей, но и заведений. Так храмом современной «модной» молодежи стал столичный универмаг «Цветной». Самой модной (сразу после КМ20) считается фотка на фоне кремовых стен. Там зачастую можно увидеть ребят школьного возраста, прогуливающих уроки ради заветного кадра.

При наличии движения за хайп, cответственно должны и существовать те, кто против всего этого. Российскими представителями «антихайпа» являются Слава Карелин ака Гнойный, Андрей Замай, Виктор СД и Букер (он же Федор Игнатьев). Они  воспевают ненависть к вещам, которые высоко ценятся ребятами из Кузнецкого Сквада, пропагандируют обычный образ жизни без излишеств. С другой стороны, разве это нельзя причислить к хайпу? Все те же признаки: продажа футболок в лимитированном количестве, массовое желание сторонников движения купить это и общая идеология «против всех». Возможно, это групповое объединение имеет психологический подтекст, и хайп помогает человеку стать более уверенным, нежели, когда он один. Психологи поделились своим мнением на этот счет.

Сергей Анатольевич Горин, врач-психиатр, психотерапевт, политтехнолог: 

Молодёжь всегда вела себя по-разному — и не только в России, и не только в современной. Суждения на эту тему можно найти уже в античности — например, известное изречение Сократа: «Нынешняя молодёжь привыкла к роскоши, она отличается дурными манерами, презирает авторитеты, не уважает старших, дети спорят со взрослыми, жадно глотают пищу, изводят учителей» (V в. до н.э.).

Были и есть тяготеющие к отрицанию правил и тяготеющие к соблюдению правил. Были хиппи и были яппи. Были стиляги и были люмпены. Были кашемировые пальто подающих надежды москвичей и клетчатые штаны люберов. Это абсолютно нормально, в этом не стоит видеть политическую или пропагандистскую подоплёку.

Меня заставляет напрягаться только то, что в качестве эталона одежды для отдельных групп молодёжи явно стала пропагандироваться неряшливость (частично это и рваные джинсы, и то, что в некоторой части называют бодипозитивом). С точки зрения психиатра, неряшливость в одежде — как правило, один из первых признаков душевного расстройства, что выявляется ещё в приёмном покое психиатрического стационара и оказывается одной из первых фраз в истории болезни: «Одет крайне неряшливо, неумыт».

Екатерина Кольт, психолог, коуч, преподаватель психологии: 

Причастность к какой-либо группе позволяет чувствовать безопасность и защищенность, в которой особенно нуждается молодежь, в силу особенностей возраста. В любые времена существовало две формы самых сильных сообществ, отличающихся названиями и лозунгами в зависимости от исторического периода:

1) Идущие против системы (бунтари, оппозиционеры и т.п.). Обычно у таких групп уверенный лидер, который обладает харизмой и транслирует членам группы, что они находятся под его защитой и способны стать частью новой, более сильной системы. Основные члены — нуждающиеся в защите более сильных.

2) Претендующие на оригинальность и самовыражющиеся через модные тенденции (например, стиляги, в прошлые времена). Лидеры таких групп призывают не быть как все, самовыражаться, следовать моде, заявлять о себе. Основные члены: нуждающиеся в признании и принятии.

Выбор группы зависит от тех потребностей, которые существуют у каждого конкретного молодого человека. Обычно неудовлетворенные потребности формируются семейной системой и близким окружением, когда в детстве не хватало чего-то значимого, тут возникает необходимость получить это позднее.

Является ли такое поведение здоровым, можно определить только в каждом конкретном случае, в зависимости от степени причастности к конкретной группе. Любое фанатичное пристрастие должно вызывать тревогу, однако, здоровое самовыражение, не приводящее личность к саморазрушению, приемлемо для определенного возрастного периода.

В английском языке есть прекрасная поговорка “tastes differ”, а в русском ее аналог — «о вкусах не спорят».  Поэтому кто-то выбирает хайповый лагерь, а кто-то остается приверженцем мнения, что данный феномен имеет на нас плохое воздействие.

Текст: Виктория Писаренко

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *